Первый номер

Доступность и инклюзия в современном искусстве: transitory parerga

Какова роль исследовательских коллабораций в современной музейной практике? Как художественная институция может поддержать исследования в области искусства и гуманитарных наук? На эти и другие вопросы отвечают члены Редсовета журнала: исследователи, кураторы, арт-менеджеры. Их ответы представлены в форме дискуссии об институциях современного искусства и личном исследовательском опыте. Разговор сосредоточен на том, как художественные учреждения могут генерировать знания, поддерживать исследования и создавать инклюзивную среду. 

Доступ и инклюзия — расхожие слова в мире современного искусства. Однако структуры этого мира все еще строятся на разных формах иерархии и ограничений. В работе «Уважаемый художник!» (2020) Мерич Алгюн исследует эти проблемы с помощью эпистемологического коллажа, состоящего из приглашений в различные выставочные проекты, полученных художницей по электронной почте в последние годы. Предлагают ли эти приглашения возможность искреннего участия? Или они манипулируют художниками? Этот проект воссоздает опыт художника через видеозапись экрана, а также в форме электронной рассылки. 

В нижеследующей статье взаимоотношения между музеем и его посетителями/зрителями рассматриваются как диалогический процесс, вовлекающий в общую игру публичные нарративы музея и приватные нарративы зрителей. Музей предстает как перформативное пространство, где социально и исторически детерминированная педагогика, традиционно в нем доминирующая, вступает в критический диалог с памятью и культурной историей зрителя. 

Опыт выставок «Москва — Париж. 1900–1930» (Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, 1981), «Территория искусства» и «Ателье» (Государственный Русский музей, 1990) куратора Понтюса Хюльтена рассмотрен в этом эссе, исходя из контекста новейшей музеологии, который в значительной степени сформирован книгой Клэр Бишоп (2014) «Радикальная музеология, или Так ли уж “современны” музеи современного искусства». 

18+

Можно ли считать современный музей сугубо пространством (с)охранения и ретрансляции культурного наследия? Какую роль играет в музее посетитель? Как ретрансляция наследия возможна в условиях постоянного воспроизводства музеем дистанции между «шедеврами» и аудиторией? В этом визуальном эссе анализируются отношения музея с посетителями. Зрительская включенность в музейный процесс — или исключенность из него — показана с помощью книг отзывов Музея современного искусства «Гараж». 

В материале рассматривается направление disability art, его взаимосвязь с движением людей с инвалидностью по борьбе за права и равный доступ, эстетические параметры направления, а также вопросы самоидентификации художников с инвалидностью. Материал систематизирует через новый для российского контекста феномен disability art такие понятия,  как «инклюзия» и «разнообразие». Материал подготовлен на основе дискуссии, состоявшейся в закрытом формате в сентябре 2020 года с российскими и зарубежными теоретиками и практиками в данной области. 

В статье рассматриваются особенности понимания инклюзии в российской музейной среде на примере двух выставок: «Единомышленники» (Музей современного искусства «Гараж», 2016) и «Искусство быть» (Государственный центр современного искусства, 2019), а также проектов, последовавших за этими выставками. Описываются основные концепции инклюзии, рассматриваются истоки появления понятия инклюзии в дискуссионном поле музеев, исследуется влияние различных концепций инклюзии на инклюзивные практики российских музеев. 

Искусство, работающее с темой границ и ограничений, чаще всего относится к области социокультурных практик. Опыт временной слепоты или дальтонизма, нарушенных телесных ощущений, а также другие ограничения и изменения возможностей восприятия в произведениях современных авторов рассматриваются в этой статье не как интеграционная технология, а как художественный прием и метод современного искусства. 

Эссе посвящено рефлексии о формировании новых социальных ролей и, как следствие, новых аспектов идентичности у глухих посетителей Музея современного искусства «Гараж» в 2016–2020 годах. На основе личного опыта работы в инклюзивном отделе «Гаража» и неструктурированных интервью с глухими индивидами автор анализирует процесс переосмысления глухоты как главенствующего фактора, определяющего идентичность, и на примерах освоения глухими посетителями новых социальных ролей в арт-институции ищет взаимосвязь с их собственным ощущением себя.

В статье исследуется вклад африканского искусства в развитие глобального модернизма. Модернизм в истории искусства по-прежнему чрезмерно связывается с западными художниками-мужчинами и зачастую игнорирует творческий вклад женщин, тем более женщин, представляющих общины коренных народов Африки. Эти академические упущения подчеркивают необходимость проведения более критического исследования, анализа и документирования. Статья включает в себя серию фотографий, отражающих творческую практику художников народа эве в Юго-Восточной Гане. 

В этом эссе рассматривается роль белого цвета кожи — как идеи, а не как расовой категории — в поддержании аккультурированной системы власти на фоне глобальных протестов и борьбы с системным расизмом. Автор утверждает, что раса и расизм — это не корень проблемы, а ее симптом. Сама же проблема кроется в бесчеловечности институтов: в данном случае речь об институте искусства, его культуре, ценности, манифестированном эгоизме, а также исключающей и контролирующей силе. 

Сегодня музеи всего мира вновь сталкиваются с уже давно известными проблемами доступа, репрезентации и инклюзивности. Несмотря на то, что многие из них стремятся открыть свои двери для более широкой аудитории, воспользоваться предполагаемыми преимуществами цифровой сферы и расширить свои коллекции, чтобы дать голос множеству точек зрения, — гораздо меньше внимания уделяется тому, как учреждения работают с художниками и репрезентируют их.

В 2012 году нидерландский художник Ренцо Мартенс основал «Институт человеческой деятельности» (Institute for Human Activities, IHA), который с 2014 года тесно сотрудничает с кооперативом «Творческий кружок рабочих конголезской плантации» (Cercle d'Art des Travailleurs de Plantation Congolaise, CATPC) на бывшей плантации масличных пальм в Демократической Республике Конго. В рамках IHA Мартенс стремится проанализировать глобальные механизмы власти, ресурсов и извлечения стоимости. 

18+

В этом исследовании предлагается критический анализ репрезентации квир-мигрантов в двух документальных фильмах: «Грешник в Мекке» (2015) и «Кто теперь меня полюбит?» (2016). Оба фильма изображают драму конфликтных пересечений между религией, национальной принадлежностью и сексуальной идентичностью, которая разрешается через нормативное стремление на родину и аффективную реструктуризацию близости в контексте субъектности квир-мигрантов. 

В последние пять лет открылись несколько выставок, посвященных квир-тематике или выбирающих для создания экспозиции квир-подходы. Однако положение квир-проектов в музеях остается шатким. В эссе исследуются проблемы существующего музеологического ландшафта и преобразующий потенциал квир-кураторства в двух проектах: «Queer British Art, 1861–1967» (Британская галерея Тейт, апрель – сентябрь 2017 года) и «Being Human» (сентябрь 2019 года – по настоящее время). 

18+

Квир-искусство в России не представляет собой целостного движения с яркими протагонистами, четкими манифестами и хрестоматийными произведениями. Квир-сюжет в локальном художественном контексте представлен «мерцательным» образом и за редким исключением отражен в разрозненных работах и текстах отдельных художников. Что позволяет исследователю опознать эти вещи в качестве квир-произведений и от какого понимания «квир» стоит отталкиваться искусствоведам, учитывая неустойчивость понятия и его ускользание от четких дефиниций? 

В последние годы вопросы инклюзии и доступности входят в число наиболее актуальных тем, обсуждаемых внутри музейного сообщества. Методики работы с разными группами посетителей прошли долгий путь: от появления отдельных практик до институционализации сферы. Создание специализированных отделов, рост количества соответствующих мероприятий и, как результат, накопление релевантного опыта привели к появлению ряда методических пособий, обобщающих и рефлексирующих полученные знания и навыки.